Предпосылки использования иностранных компаний для оптимизации бизнеса в России.

Денисенко Владимир Валерьевич, консультант CONSULCO International Group

План выступления.

  1. Современный этап бурного роста российской экономики. Новые доходы и новые возможности для наиболее удачливых и предприимчивых бизнесменов. Формирование в России передовых бизнес-моделей.
  2. Политические риски бизнеса в России. Реальность и виртуальность экономической и личной безопасности предпринимателя. Легко ли в России быть богатым?
  3. Российский инвестиционный климат. Государственная политика стимулирования иностранных инвестиций. Законодательные гарантии иностранным инвесторам.
  4. Замена юрисдикции бизнеса или его части - оптимальное разрешение российских политических рисков.
  5. Использование методов международного налогового и финансового планирования - один из наиболее эффективных экономических инструментов цивилизованной конкурентной борьбы.
  6. Морально-этические аспекты использования иностранных компаний россиянами на фоне активного информационного противодействия этому процессу государственными СМИ.
  7. Мировой опыт, традиции формирования и деятельности транснациональных корпораций. Межгосударственные соглашения об избежании двойного налогообложения как действенный стимул для международного движения капиталов и торговли.
  8. Перспективы использования иностранных компаний в России: отечественное административное регулирование и устоявшиеся международные инвестиционные каналы.

Россия сегодня - одна из немногих стран с активно развивающейся экономикой. Кто-то может резонно возразить, что это развитие обусловлено не столько деловой активностью предпринимателей, сколько низким стартовым уровнем экономических показателей российской экономики начала 90-х. И, тем не менее, благоприятная конъюнктура на мировых ранках, прежде всего в сырьевых отраслях, способствует росту платежеспособного спроса населения, позволяет, диверсифицируя риски, финансировать смежные отрасли, инвестировать в производственные мощности, обеспечивая высокий прирост ВВП. В результате увеличиваются налоговые поступления в государственную казну, одновременно формируя необходимость увеличения государственных расходов, в размерах и направлениях, необходимость и обоснованность которых вызывала сомнения экспертов.

В исторически сложившихся отношениях недоверия друг другу между налогоплательщиками и родным государством лежит причина нынешнего положения, при котором добросовестная уплата налогов в России не является общим правилом, а, скорее исключением. Отсутствие полной информации о статьях расходной части бюджета, фактическая небезопасность декларирования высоких доходов, коррупция многочисленных контролирующих чиновников вынуждают российский бизнес искать пути оптимизации структуры, финансов и налогообложения своих предприятий, чтобы выдержать перипетии конкурентной борьбы. Выплата дохода в виде дивиденда от использования инвестированных капиталов могут позволить себе только компании, являющиеся отраслевыми монополистами.

Решение проблемы уклонения от уплаты налогов российским законодателем традиционно видится в административном регулировании: например, ликвидировав налоговые льготы в действующем законодательстве, или усилив ответственность за налоговые правонарушения.

Бизнес на сегодня оказывается в таком состоянии, когда ему могут припомнить все старые грехи. С глубоким сожалением приходится констатировать, что в России закон применяется избирательно. Иллюстрируя этот тезис, журнал The Economist в номере от 01 ноября 2003 года отмечает, что в России "…нынешняя атака на "акул бизнеса" мало связана с правонарушениями бизнесменов, ничего общего она не имеет с правосудием, но напрямую связана с политикой и борьбой Кремля за укрепление своей власти".

Неадекватность и непредсказуемость действий российской власти на всех уровнях указывает бизнесу на необходимость выстраивания надежной системы защиты собственного капитала. При этом важным моментом становится такое распределение капитала, которое позволяет сохранить в экстремальных ситуациях безопасность и свободу самому предпринимателю. Причем распределение исключительно юридическое, и в том направлении, где полномочия российских правоприменителей отсутствуют или крайне ограничены.

Корни бизнеса, т.е. источник капитала, может быть временно (в ожидании светлых времен) перемещен в юрисдикцию с мягким политическим климатом и более благоприятным либеральным законодательством. Английское право, например, с веками отшлифованной деловой и судебной практикой, предоставляет возможность использования трастовой модели для защиты конфиденциальности и анонимности истинного владельца капитала. Безусловно, речь не идет о капиталах, нажитых преступным путем, криминальность которых доказана в судебных инстанциях. Передавая в траст собственный капитал (денежные средства, имущество, паи или акции своих предприятий), бизнесмен формально с юридической точки зрения перестает быть его собственником. Однако именно он назначает бенефициаров (выгодоприобретателей) данного траста, он же, как правило, реально управляет этим имуществом. Сам дух договора траста подразумевает высокую степень доверия между учредителем траста и управляющей компанией - один рискует своим имуществом, другой добрым именем и репутацией. (Можно поспорить о том, что в современном бизнесе приносит большие дивиденды!) Поэтому при выборе управляющей компании следует быть крайне аккуратным и внимательным, ориентироваться на компании с солидной репутацией.

В зависимости от вида участия иностранной компании в деятельности российского партнера можно отметить активные и пассивные схемы.

  • Инвестиционные схемы направлены на обеспечение юридических гарантий собственника капитала. Иностранная компания может владеть российским предприятием (полностью или частично) как самостоятельно, так и через буферное владение, когда учредителем российского предприятия выступает "дочка" иностранной компании. Данная модель позволяет сохранить гарантии права собственности на долю в российском бизнесе при соблюдении высокой степени анонимности реального инвестора.
  • Схемы активной деятельности иностранной компании.
    1. Иностранная компания управляет капиталом российского предприятия. Данная модель позволяет значительно снизить риски недружественного поглощения сторонним инвестором, а также регулировать затраты (налогообложение) российского предприятия.
    2. Финансирование российского предприятия от имени своей иностранной компании. Данная схема позволяет регулировать уровень и срочность оборотных средств, затраты российского предприятия. Она обеспечивает достаточно высокую степень ликвидности капитала.
    3. Иностранная компания - торговый (производственный) партнер российского предприятия. Модель позволяет регулировать уровень рентабельности бизнеса в целом, используя трансфертное ценообразование, оптимизировать налогообложение. Она обеспечивает достаточно высокую степень ликвидности капитала.

Однако, само по себе наличие в оптимизационной схеме иностранной компании, принадлежащей хозяину бизнеса, не дает гарантий получения ожидаемого результата. Иностранная компания - это инструмент, инструмент весьма тонкого свойства, и от степени владения искусством управления им зависит успех дела. В любом случае, ту или иную структурную модель бизнеса с использованием иностранной Вы выбираете, главной целью и необходимым результатом ее использования является формирование экономической модели зеркального распределения работающих активов и долговых обязательств. Российское предприятие, получая иностранное финансирование в том или ином виде, имеет гарантированные самим собственником обязательства перед иностранным партнером. В экономическом смысле любой из используемых вариантов представляет собой традиционные инвестиционные отношения между двумя хозяйствующими субъектами, причем активная часть бизнеса функционирует в России, формируя добавленную стоимость.

Тут как раз и есть повод вспомнить про особые, законодательно установленные льготы и преференции, подтвержденные международными договорами, предоставляемые Российской Федерацией иностранным инвесторам.

В начале октября этого года рейтинговое агентство Moody's Investors Service повысило суверенный рейтинг России сразу на две ступени - со спекулятивного Ba2 до инвестиционного Baa3. Из страны, в которую иностранцы вкладывались с опаской, Россия в одночасье превратилась в территорию, привлекательную для инвестирования капитала. Однако золотого дождя почему-то нет, как нет, долгожданный поток иностранных инвестиций на страну не обрушился.

30 октября президент встречался с представителями российских и иностранных инвесторов, которым рассказал видение государством текущего состояния и перспектив изменения инвестиционного климата в России. Ситуация, по его мнению, сегодня такова: работа по созданию оптимальных условий для инвестиционной деятельности пока не завершена; развитие российской экономики все-таки во многом зависит от инвестиционной активности; и, что немаловажно, необходимость обеспечения прав инвесторов осознана предпринимательским сообществом. Т.е. Россия, в силу различных причин, на сегодняшний день не в состоянии на государственном уровне обеспечить законодательно определенные условия для инвесторов. Однако, инвестиции стране крайне необходимы. И сами предприниматели готовы отстаивать свои права, установленные законом. Курс на либерализацию.

В мировой практике меры по либерализации инвестиционного процесса включают в себя обеспечение льготного режима осуществления инвестиций, упрощение разрешительных процедур, упорядочение государственного контроля. Таким образом, реализация законодательных требований к благоприятности инвестиционного климата в связи с развитием международного инвестиционного сотрудничества должны изменить методы общения с бизнесом российскими правоохранительными органами.

В соответствии с мировой практикой государство-реципиент капитала устанавливает для иностранного инвестора специальный правовой режим. Первый российский Закон об иностранных инвестициях 1991 г. впервые после 1917 года в России зафиксировал, что иностранному инвестору предоставляется не менее благоприятный правовой режим, чем действующий национальный. Предоставление иностранному инвестору национального режима является общепринятой международной практикой.

Закон об иностранных инвестициях 1999 г. дает примерно ту же формулировку: правовой режим деятельности иностранного инвестора и использования полученной от инвестиций прибыли не может быть менее благоприятным, чем правовой режим деятельности и использования полученной от инвестиций прибыли, предоставленный российскому инвестору.

В силу национального режима компании и физические лица одного государства могут свободно передвигаться по стране, выбирать местопребывание, собирать и передавать информацию, осуществлять деловые контакты. Каждая сторона берет на себя обязательство обеспечивать благоприятное и справедливое обращение с иностранной собственностью, воздерживаться от дискриминационных мер, которые могли бы нарушить законно приобретенные права и интересы собственников и иностранных инвесторов. Непосредственно иностранных инвесторов касаются, кроме указанного выше, и такие положения, как взаимное признание иностранных юридических лиц, режим гарантий иностранной частной собственности, вопросы налогообложения, перевода капиталов и прибылей и т.д. Это те самые гарантии для иностранного инвестора!

Такая вот парадоксальная на первый взгляд картина складывается: и рейтинг у государства высокий, и государственная политика по отношению к иностранным инвесторам предусматривает определенные льготы и гарантии, не хуже, чем в развитых странах, динамика рынка положительная, а инвестиционный поток в страну на фоне, скажем, соседнего Китая выглядит тоненьким ручейком. Причем бьет этот ручеек не столько из ведущих мировых инвестиционных центров, сколько из государств, ставших специализированными донорами капитала в основном для стран бывшего СССР.

В настоящее время более двухсот стран и территорий, предоставляют мягкие регистрационные и налоговые режимы для тех или иных юридических лиц. К примеру, такие возможности открываются при соблюдении определенных условий в США, Канаде, Великобритания, Португалии, Дании, многих странах Британского Содружества. К слову сказать, до 2002 года одним из крупнейших центров по предоставлению льгот в мире была Российская Федерация. Почти каждый субъект Федерации имел собственную зону льготного налогообложения, собственный "оффшор". Сегодня на самом явлении введением в действие 25-й главы Налогового Кодекса поставлен крест, а с теми, кто не спрятался, работают правоохранительные органы.

Некоторые наши с вами сограждане продолжают преуспевать, а бизнес их процветает на зависть конкурентам. Это те, кто внимательно читает, особенно действующие законодательные акты, и хорошо считает, особенно деньги и предпринимательские риски. Они работают на российском рынке в качестве тех самых иностранных инвесторов - предприятий, зарегистрированных в той стране, в которой установлены низкие или вообще нулевые налоговые ставки для доходов, извлеченных из России. Оффшоров, по статистике, в мире создается несколько десятков тысяч в год. И от лица этого предприятия ведут бизнес в России, становясь инвестором для самого себя, для своего российского бизнеса.

Применением оффшорных структур можно добиться:

  • возможности самостоятельного оптимального финансирования собственных инвестиционных проектов, создания и наращивания оборотных средств, в т.ч. за счет снижения непроизводственных расходов (в том числе, кстати, налоговых и приравненных к таковым, потерь),
  • свободного транснационального перемещения капиталов,
  • анонимности владения и управления имуществом, финансами и бизнесом вообще,
  • применения к бизнесу принципа "удобного флага" и получения оптимальных условий, оговоренных законодательством, при коммерческих операциях,
  • прозрачности и понимаемости структуры бизнеса зарубежными партнерами на мировом рынке.

Видимо, осознавая свою ответственность за завтрашний день России, абсолютное большинство российских бизнесменов используют полученную с помощью оффшорных структур налоговую экономию вовсе не для того, чтобы вывести капиталы из России, как это в последнее время представляется отечественными СМИ. Согласитесь, нет смысла изымать деньги из бизнеса, приносящего стабильный доход. Эти средства используются для реинвестирования в собственные российские проекты, предусматривающие помимо целей получения прибыли:

  • закупку современного оборудования и внедрения передовых технологий,
  • развитие конкурентоспособного производства,
  • создание новых рабочих мест,
  • обучение персонала, повышение его квалификации,
  • развитие инфраструктуры, в т.ч. социальной.

Умелое использование схем международной налоговой оптимизации может значительно сократить политические риски и экономические издержки бизнеса. Причем экономические аспекты использования иностранных компаний в России еще недавно превалировали при выборе схемы оптимизации бизнеса, сегодня юридическая защита бизнеса становится для предпринимателя все более актуальной.

Вот почему многие предприниматели ведут бизнес в России через предприятия, зарегистрированные в Республике Кипр. Между странами заключено и ратифицировано соглашение об избежании двойного налогообложения, предоставляющее возможность в определенных случаях заменять жесткие российские налоговые условия на более либеральные кипрские. Бизнесмену остается только воссоздать те самые юридические условия для использования законодательно установленного налогового режима. Видимо благодаря подобным условиям Кипр в течение последних лет занимает одно из ведущих мест в рейтинге стран - инвесторов России.

Компании, использующие налоговые льготы, вызывают у государственных органов необоснованные подозрения и, в связи с этим, пристальное внимание. Но ведь налоги, являясь для государства одним из основных источников доходов, для предпринимателя представляют собой весьма весомую статью внутрифирменных расходов. Снижение этих расходов - одна из ключевых задач менеджмента предприятия. Компания, оптимизирующая налогообложение своих доходов на основании действующего законодательства, представляется образцовым налогоплательщиком, хотя бы только потому, что внимательно изучает нормативную базу, а, значит, досконально знает правила игры, установленные государством. Несмотря на это, российские власти преднамеренно формируют в общественном сознании страх возможного наказания за использование отступлений от стандартных налоговых схем.

"Скажем оффшорам нет!", призывает реклама на главных московских магистралях. "Вы ничего не забыли?" интересуется по дороге из аэропорта домой мрачноватый рекламный плакат за подписью "Антиоффшор". На деньги налогоплательщиков государство призывает самих налогоплательщиков не использовать законодательно прописанные льготы, предусмотренные, кстати, в российских же интересах.

Неточности, недосказанности, а порой и откровенная неправда относительно тех или иных явлений экономической жизни вводят сограждан в заблуждение, предавая этим явлениям негативную окраску, тенденциозно формируя отрицательное общественное мнение. В массовое сознание простого россиянина вбивается образ жуликоватого отечественного предпринимателя, перетаскивающего через государственную границу большой мешок (или чемодан) "наворованных у родной страны налогов". И все это на фоне замерзающего Приморья, голодающих учителей и врачей. И причиной этого явления называется исключительно предпринимательская жадность, а никак не чиновничье головотяпство. Именно так выставляется объективный процесс бегства российского капитала. А ведь этот процесс практически не связан с фактическим выводом средств из России. Деньги бизнесу нужны здесь, а не там!

Иностранные корпорации инвестируют свои капиталы в Россию также в основном через собственные оффшорные структуры. Примеров тому достаточно. Вспомнить хотя бы телекоммуникационные вложения г-на Джорджа Сороса или проекты в сфере общественного питания корпорации МcDonald's. Легитимность этих схем никем не ставится под сомнение, ни у кого не вызывает подозрений в притворности сделок.

А если существует возможность структурного изменения бизнеса, приводящая к существенному снижению издержек, в т.ч. и налоговых, при которой политические и юридические риски бизнеса также сокращаются, то, видимо, грех ею не воспользоваться!