Ты скажи, бизнесмен, че те надо...

Королев В..А., ООО "Включенное консультирование", Санкт-Петербург

Вначале о том, что надо мне как автору. Я хочу забить первый гвоздь в доску из которой изготовлен гроб, в котором будет покоиться самый распространенный стереотип, живущий в головах бизнесменов, менеджеров, управленческих консультантов и в учебниках, по которым их учат. А потом замахнуться на второй стереотип. А к третьему только присмотреться. Призываю коллег-консультантов присоединиться или… схватить меня за руку, чтобы не трогал святое.

Первый стереотип звучит так:

Организация (точнее, бизнес-организация, фирма) должна стремиться к успеху.

Обращаю внимание на ограничение класса организаций. Другие типы организаций здесь не обсуждаются.

Прежде чем двигаться дальше, несколько слов о жанре и стиле. В тексте будет часто фигурировать автор от первого лица, как будто я уже докладчик.
Жанр тезисно - эпистолярный, с отвлечениями.

Какое отношение эти тезисы имеют к теме январской встречи: идеологии организаций?

По Ожегову "идеология" - это "система взглядов, идей, характеризующих какую-нибудь социальную группу, класс, политическую партию, общество". Замечу, что про организации - ни слова. Ближе всех к этому определению находится группа. Будем считать, что организация - частный случай группы. Это допущение вполне согласуется с классическим учебником по менеджменту М. Мескона: "организация - это группа людей, деятельность которых сознательно координируется для достижения общей цели или целей". Итак, у организации должна быть цель, которая становится общей для членов группы. Остается понять, когда и откуда цель берется и входит ли она в "систему взглядов", т.е. в идеологию.

Когда возникает цель?

Думаю, что цель появляется до возникновения организации. Т.е. у организации нет собственных целей. Она сама по себе ничего не хочет.
Кто же хочет? Кто является "субъектом хотения" и формулирует цели?
Ответ попробуем найти, исследуя процесс "зачатия" организации. Организация не возникает сама по себе. Ее создают, т.е. организация (как организовывание) - это искусственный процесс.

Кто осуществляет организацию как организовывание?

Ответ очевиден: учредитель (учредители). По крайней мере, для бизнес - организаций это так. В нашем рассуждении будет рассматриваться базовая модель, в которой учредители - только частные лица. Случай, когда в качестве учредителей выступают организации, должен рассматриваться после анализа базовой модели.

Если учредитель один или его доля более половины (т.е. он обладает эксклюзивным положением), будем далее называть его "собственником" организации. Также для простоты предположим, что он и является единственным автором бизнес-идеи. Отметим, что у организации в соответствии с этим определением не может быть более одного собственника. На это обстоятельство на одной из конференций по управлению указал Каха Бендукидзе, и я с ним полностью согласен. Для упрощения рассуждений предположим, что все решения, относящиеся к компетенции высшего органа управления организации, включая добровольные реорганизацию и ликвидацию, принимаются простым большинством, т.е. для этого необходимо и достаточно решения собственника.

Фирмы типа партнерств, где учредителей (авторов бизнес - идеи) несколько, собственника не имеют (правильнее было бы сказать наоборот, что нет собственника, владеющего этой фирмой, но получается очень длинно). Учредителей таких фирм будем называть бизнесменами. Они знакомы друг с другом и регулярно общаются по вопросам управления фирмой. При увеличении числа партнеров до количества, когда они перестают быть знакомыми друг с другом, и почти не участвуют в коммуникации по деятельности фирмы, такая фирма превращается в корпорацию, а бизнесмены - в акционеров. Модели фирмы и корпорации требуют дополнительного анализа, который может быть проведен после рассмотрения базовой модели - организации, "имеющей собственника".

Рефлексивное замечание. Я отдаю себе отчет в том, что принцип "восхождения" от организаций, имеющих собственника, через партнерства к корпорациям, может быть проблематизирован обратным принципом: "от корпораций к частным фирмам", т.е. рассмотрению фирм, имеющих собственника, как результат скупки акций собственником. Обратный принцип применим к организациям, создававшимся как корпорации, а не эволюционировавших в них. В России таких корпораций масса: почти все приватизированные предприятия. Они создавались единственным нечастным собственником - государством и превращались в корпорации или партнерства в процессе приватизации. Однако, эти соображения могут пригодиться нам та стадии сравнения идеальной модели и модели реальности и констатации выводов о существовании т.н. "эффективного собственника".


Итак, собственник формулирует средствиальное предназначение организации, т.е. отвечает на вопрос "зачем мне эта организация?".
Этот вопрос требует более конкретной формулировки. Эта конкретизация распадается на следующие вопросы.

Зачем?

Первый вопрос связан со словом "зачем". Средством достижения какой моей (как собственника) цели (или реализации иной идеи) является создаваемая организация?
Здесь важно отметить стремление к реализации идеи (цели или иного идеального представления), иначе собственник не предпринимал бы организационных действий, а только "думал бы эту мысль" или мечтал.
Реализация может пониматься двояко:

  • Как процесс реализовывания идеи, служения какой-то миссии. Этот процесс может быть не ограничен во времени. Чем выше идея, чем значительнее миссия, тем менее она достижима в рамках человеческой жизни, тем на более долгий срок она определяет характер деятельности. Примером миссии подобного рода может быть стремление к решению какой-то настоящей проблемы, причем под настоящей проблемой понимается то, что не имеет окончательного решения (по К.Попперу). Здесь идея понимается не как некая достижимая цель, а как некий недостижимый ориентир, "Северная Полярная звезда", например.
  • Как результат действий, направленных на перевод идеи из сферы идеального (цель) в сферу реального. Под результатом понимается факт достижения цели как некоего определенного измеримого запланированного состояния к определенному моменту времени (это следует из SMART-требований к формулировке цели). Именно этот факт и называется успехом - от слова "успеть". Неуспешного результата не бывает, как не бывает осетрины второй свежести. "Неуспешными" могут быть только последствия, когда "хотели как лучше, а получилось, как всегда".

Из вышесказанного видно, что двояко может пониматься и само понятие реализуемой идеи:

  • как недостижимой (миссия),
  • так и достижимой (цель).

Какой же из этих смыслов выберет собственник?
На основе чего он будет определять свою идею, как самоценную, достойную реализации?
К анализу этих вопросов мы вернемся позже.

Собственность

Второй вопрос, связан со словом "мне". Для чего я хочу иметь именно права собственности на эту организацию?
Под правом собственности понимается не только традиционная триада (владение, пользование, распоряжение). Существует еще и четвертое, обычно забываемое, но, на мой взгляд, самое важное право: право ликвидации объекта собственности, т.е. право решения судьбы организации, ответа на вопрос "быть ей или не быть?". По отношению к объектам собственности, в т.ч. организациям, действует принцип "я тебя породил, я тебя и убью".
Кроме того, обращаю внимание на неограниченность во времени этого права, его устремленность в вечность.
Этот вопрос можно переформулировать так: "Зачем мне как собственнику нести до конца своей жизни бремя собственности, связанное с этой организацией, и передавать это бремя по наследству?"

Организация

Третий вопрос связан со словом "организация". Безбрежность этого понятия не вместится в тесные рамки тезисов. Поэтому ограничимся замечанием о том, что для собственника организация является не самоцелью, а неким средством, подлежащим замене в случае невозможности реализации с помощью этого средства исходной самоценной идеи.

Точно не цель

В борьбе с главным стереотипом можно мимоходом похоронить даже без гроба еще один стереотип, бытующий среди многих менеджеров и предпринимателей, но, слава Богу, не распространяемый учебниками. Это стереотип о прибыли как цели деятельности.
Формулировки цели типа "хочу заработать побольше денег (прибыли)" не принимаются, поскольку деньги (прибыль) также являются лишь средством (источником средств) для приобретения чего-то. Вопрос не в том, как заработать, а в том, на что потратить (во что вложить). Кроме того, рост доходности обычно связан с ростом риска как цены, которую приходится платить за получение такого средства, как прибыль. Можно ли таком случае стремление к прибыли формулировать как стремление к… риску?
Думаю, что этих соображений достаточно, чтобы больше не вспоминать о прибыли как об "основной цели деятельности коммерческой организации", как по недомыслию записано в ГК РФ.

Иметь или не иметь?

Исходя из анализа первого вопроса, собственнику имеет смысл иметь в собственности организацию только в том случае, если он стремится к реализации некоей своей (человеческой, а не организационной), в принципе недостижимой за время жизни миссии. Если эта миссия представляет для него нечто самоценное, он будет заботиться о преемственности своего дела наследниками и дальнейшими представителями своего рода. Некоторые из вопросов, которые придется решать собственнику, желающему передать свой бизнес по наследству, описаны в моем "Открытом письме консультанта сообществу бизнесменов". Скажу только, что одно их перечисление способно так напугать собственника, что он может отказаться от идеи передачи бизнеса по наследству.
Из этого соображения следует не очень приятный вывод для консультанта. Если консультант также стремится к реализации некоей своей человеческой миссии через свой бизнес, через свою организацию, то ему просто придется "лезть в душу" к клиенту-собственнику. Иначе им не согласовать своих ценностей, что создает риск использования друг друга. Прошу понять меня правильно: под "залезанием в душу" не понимается психотерапия или психоанализ.

Напротив, если собственник посредством своей организации реализует достижимые жизненные цели, добивается успеха в жизни (к моменту смерти, например), то, как честный человек, он должен ликвидировать созданную организацию, либо превратить ее обратно в денежный капитал. Например, продать ее новому собственнику или партнерам, или акционерам, превратив ее в партнерство или корпорацию. Полученный капитал он может дальше спокойно (или сквозь слезы) передавать по наследству. В любом случае, после выполнения своего предназначения перед собственником, организация должна изменить форму существования. Душа организации - капитал - должна покинуть старое тело. Иначе после смерти собственника (или достижения им более краткосрочной цели) организации придется искать собственный смысл существования, что превратит ее в некое подобие привидения, мятущейся и не могущей успокоиться души. Собственник поступает неэкологично, оставляя после себя такой "организационный мусор". Не зря фараоны вместе с собой хоронили многие нужные им в жизни вещи…

С чего начинается идея?

Вернемся к вопросам, оставленным "на потом".
Какой же из смыслов понятия "идея" выберет собственник: "недостижимая миссия" или "достижимая цель"?
На основе чего он будет определять свою идею, как самоценную, достойную реализации?

Если собственник выбирает реализуемую цель, то он поступает как инвестор (или спонсор) некоего проекта. Проект - это цивилизованная форма существования организации с конечным сроком "жизни". Для нее вполне уместно понятие успеха. Все остальные факторы успеха, типа "ключевая компетентность", "конкурентоспособность" также употребимы, но с поправкой на временный характер организации. Для организации проектного типа нет смысла конкурировать "за выживание" или "лидерство" в общепринятом смысле этого слова, поэтому нет смысла реинвестировать результат (прибыль) в собственное развитие. Нет смысла развивать "смертную" организацию сверх предела, необходимого для достижения успеха. Но проект никогда не претендует на называние себя фирмой, хотя для его осуществления могут быть созданы какие-то юридические лица.

Таким образом, приличный собственник, записавший в уставе учрежденной организации фразу о том, что она создана на "неопределенный срок", должен ориентироваться на бесконечное существование этой организации. Если собственник не заявляет о своей ориентации на бесконечное существование организации, то он тем самым неявно заявляет о том, что вопрос о существовании организации будет для него предметом непрерывного размышления, почти как у Гамлета. Вряд ли такой собственник может считаться "приличным". Не знаю, согласился бы я стать менеджером или работником организации "второго типа". Наверное, только за большие деньги и на небольшой срок. Поэтому вряд ли имеет смысл говорить об успешности деятельности такой организации или ее (деятельности) развитии.
Сошлюсь опять на Каху Бендукидзе, который различает понятия "компания" от понятия "завод" именно по базовому признаку - времени существования. Заводы - аналог проектов - выполняют средствиальную функцию для компании, которая стремится существовать вечно. В этом стремлении она использует различные средства, в том числе построение и ликвидацию заводов.
Будем считать, что мы имеем дело с приличными собственниками, ориентированными на бесконечное существование своих организаций типа "компаний" и заявляющим об этом. В таком случае от приличного собственника требуется постановка перед организацией задач, достойных ее вечного существования. Как говорилось выше, эти задачи могут быть основаны только на идее соответствующей мощности.
Где живут такие идеи?
Рискну предположить, что таких идей в экономической и бизнес областях не существует. Они должны браться из другого места: может быть из этики, из религии, из идеологии (общественной идеологии, а не организационной) и только потом переноситься в идеологию организации. Важно, что экономический рационализм здесь не поможет. Здесь необходим "ценностнорациональный" подход. Какой? Не знаю. Моя задача гвоздь в гробовую доску забить.

Второй стереотип

Поскольку из предыдущего рассуждения ясно, что исходные идеи, оправдывающие существование организации, берутся из головы собственника, то именно он, а не менеджер является истинной главой организации, несмотря на то, что учебники менеджмента утверждают обратное. Это второй стереотип, требующий своего развенчания.
Учебники менеджмента учат менеджеров, а не собственников.
Менеджеров учат управлению "внутренней средой", на которую распространяется их контроль, и влиянию на внешнюю среду, на которую контроль менеджеров не распространяется. Существует даже кадровый менеджмент как отдельная дисциплина. Но почему-то не существует "акционерного" менеджмента, предметом которого стало бы позиционирование собственников (акционеров, партнеров) по отношению к организации, исследование сути отношений менеджмента и владельцев, обучение менеджеров работе с владельцами.
Кто ответит на вопрос: собственники относятся к организации или к внешней среде? Или сидят на ее границе, как черти на игле? Какая дисциплина научит менеджера правильной работе с собственником? Что это за работа? Управление? Ха-ха! Влияние, как на неконтролируемую внешнюю среду? Отчасти. Но с внешней средой менеджер не заключает контракта, а с собственником - заключает. Значит, определяет как-то условия взаимодействия! Что по своей сути означают "агентские отношения" владельцев и менеджеров, о которых говорит теория?
И уж совсем никто не занимается "акционерным" менеджментом с позиции ответа на вопрос о том, как приличные акционеры (собственники) должны вести себя по отношению к своей организации в части выполнения ими менеджерских, а не инвесторских ролей. Сейчас никто не станет отрицать, что субъектом управления организацией является не только менеджер, но и собственник (или акционеры через представительство в совете директоров). Субъектом управления является "управляющая подсистема", составленная из диполя собственник-менеджер. Функции управления делятся на "высшие", выполняемые владельцами, и "исполнительные", выполняемые менеджментом, но подсистема-то одна! Значит, частям этой подсистемы требуется знание о нормах деятельности друг друга, чтобы было понятно, что им друг от друга ожидать и требовать.
Исследование истоков этого стереотипа представляет предмет отдельной работы. Здесь же намечу только гипотезу, объясняющую возникновение и распространенность этого стереотипа.

А он-то откуда взялся?

Гипотеза. Теория менеджмента зарождалась в условиях, когда владелец бизнеса одновременно являлся управляющим организаций, осуществлявших соответствующую деятельность. Функции менеджера и собственника не различались, благополучно сосуществуя в верхнем прямоугольничке схем организационных структур. В последствии сконцентрированная собственность на бизнес размывалась как в процессе передачи ее по наследству многочисленным наследникам, так и иными путями. В результате организация, имеющая собственника, превращалась в корпорацию. Кроме того, корпорации возникали и из партнерств, и сразу в качестве корпорации. Коропорации заняли ведущее положение в экономике, поэтому научный менеджмент сконцентрировался на изучении управления корпорациями. В корпорациях отсутствовал собственник ( в нашем понимании слова) и постепенно пропадала роль собственника как источника исходной идеи зарождения организации. Развитие фондового рынка позволило свести интересы и цели владельцев (акционеров) корпорации к различным инвесторским моделям, т.е. к получению определенного дохода на ценные бумаги в заданном диапазоне риска. В результате акционерам и их представителям вменили парадигму мышления в категориях фондового рынка и управления портфелем активов, а не в категориях управления организацией. При этом все смыслообразующие (исходные для организации) вопросы реально перекочевали в область компетенции высшего менеджмента. (Кстати, именно поэтому я считаю неправильным ход размышления "от корпорации к фирме, имеющей собственника".)
Групповой интерес менеджмента состоит в неопределенно долгом, и как можно более длительном существовании организации (как и самой группы менеджеров), поэтому принцип "продолжающейся деятельности организации" стал основным и для финансового менеджмента. Стремление к неопределенной длительности не следует путать с устремлением в вечность, т.е. к бесконечно долгому существованию. Внешняя похожесть устремлений (отсутствие ясного финала) заставляет менеджеров стремиться не только к успеху, но и к выживанию организаций, что делает их внешне похожими на устремления "приличного собственника". Однако, эта похожесть обманчива.
В результате такой "рокировки ролей", акционеры становятся заинтересованными в относительно краткосрочных успехах, а менеджеры - в относительно долгосрочной живучести организации. При этом ни те, ни другие не являются носителями собственной человеческой миссии, которую они собираются реализовывать посредством этой организации в течение своей жизни, и передавать своим потомкам по наследству, что было характерно для "приличного собственника". Акционерам корпораций (по преимуществу мелким) становится бессмысленно передавать по наследству свои пакеты как символ своей миссии, а менеджеры не являются собственниками своих должностей.
Чтобы снять проблемы самоопределения с акционеров и менеджеров, в менеджерской науке появилось учение о "миссии организации" как основе ее долгосрочной живучести, и о порожденных миссией "стратегических целях" организации. Организация стала мыслиться не как объект, не как средство, а как самостоятельный субъект, существование которого самоценно, как человеческая жизнь. Принцип "я тебя породил, я тебя и убъю" превратился в табу. Дальше нетрудно объяснить почему появились теории "самообучающихся организаций", основанные не на механистическом, а на биологическом подходе к сути организации.

Итак, самоопределяться было предложено самой организации по следующей схеме: менеджеры формулируют альтернативы и предлагают рекомендуемый вариант, а представители акционеров в совете директоров одобряют или отвергают выбор. В результате недооценки управленческой роли собственника мы получили в полный рост так называемую "агентскую проблему", связанную с конфликтом интересов акционеров и менеджеров, проистекающую от утери исходного смысла существования организации.
Опять же требует отдельного изучения вопрос о том, каким образом агентская проблема будет трансформироваться в случае приобретения организации собственником. По-видимому, ее акцент переместится на различение функций владения и управления (контроля и управления) в голове самого собственника, что не всегда полезно для здоровья его и окружающих.

Кто следующий?

Описанный подход "самоценной организации" ставит под сомнение одно из основных прав собственника: право определения судьбы организации, а вместе с ним - весь институт собственности по отношению к организациям. Этот подход станет базой для развенчания третьего стереотипа: о том, что организация должна стремиться существовать вечно. Если по отношению к организациям применяются аналогии живых субъектов, то следующим шагом станет применение аналогии одушевленного (имеющего душу) субъекта, а вместе с ней на организации будет перенесен весь духовный инструментарий жизни и смерти человека с посюсторонним и потусторонним существованием. Однако, время этого подхода наступит несколько позднее и станет предметом отдельной работы.

Итого

Какие выводы следуют из нашей охоты на стереотипы?

  • Успешной может быть только ограниченная во времени деятельность.
  • Для деятельности, ориентированной на бесконечное разворачивание, понятие успешности применимо лишь в качестве вспомогательной, промежуточной характеристики.
  • Основной характеристикой такой деятельности является не успешность, а соответствие промежуточных результатов определенному направлению. Иными словами лучше с отставанием идти в правильном направлении, чем успешно двигаться в неправильном (т.е. успешно заблуждаться). Как говорил А.Линкольн: "Я иду медленно, зато никогда не двигаюсь назад".
  • Понятие "долгосрочный успех" столь же абсурдно, сколь и "жареный лед". С точки зрения вечности любые конечные промежутки времени бесконечно малы. Это попытка грамматически соединить несоединимые по смыслу понятия.
  • Такие экономические понятия как "прибыль", "объемы продаж" лежат в том же категориальном ряду, что и "успех", поскольку они определены с точностью до конкретного периода. Поэтому ориентация на "объемы продаж", "прибыль", в том числе и "долгосрочные", могут характеризовать успешность деятельности организации, но совсем не обеспечивают долгосрочного (неограниченного во времени, бесконечного) существования организации.
  • Для вечного существования организации необходимо, чтобы ее собственник хотел чего-то недостижимого, стремился к какому-то, не удовлетворяющему SMART-требованиям идеалу. Иными словами, собственник, который правильно хочет, обеспечивает своей организации одно из важнейших условий вечного существования. И кроме собственника, этого сделать не может никто в организации.
  • Для организации, устремленной в бесконечность, средством к вечному существованию является не успех, не адаптация к изменяющимся условиям, а развитие. Причем развитие предполагает наличие перспективной идеи, реализуемой собственником.
  • Развитие носит пошаговый характер. Понятие успешности применимо для характеристики отдельных шагов развития.
  • По-видимому, организации смертны. Их стремление существовать вечно сродни человеческой несбыточной мечте. Но об этом они пока не знают.


Рекомендуем Вам также статью "АЛЬТ" о собственниках, являющихся менеджерами, и целесообразности их отхода от управления бизнесом