Актуальные проблемы промышленных предприятий (на примере Центрально-черноземного экономического района)

Пастухов А.И., ИКФ “АЛЬТ”, Воронеж

Материалом для доклада послужили наблюдения, накопленные в процессе работы на региональном рынке консалтинга и общения с первыми лицами промышленных предприятий региона.

Основа экономики региона складывалась в три важных периода - рубеж XIX-XX веков, 30-е годы (индустриализация) и послевоенное восстановление (50-60-е годы). Во все эти периоды регион был административно един, и выстраивалась внутрирегиональная цепочка от сырьевого комплекса, через металлургию до машиностроения с единой региональной инфраструктурой (включая инновационный контур - НИИ, проектные институты, КБ и пр.), общей культурой управления (несколько отличной от Урала, Кузбасса и Северо-запада) и пр. Позже произошло разделение ЦЧО на ряд областей - кому-то досталась наука и иная инфраструктура вкупе с промышленностью высокого уровня передела (электроника, приборостроение, среднее машиностроение и прочее, включая оборонку) - это Воронеж, кому-то металлургия - Липецк, кому-то добыча и обогащение железной руды - Белгород, Курск. Как единый производственно-технологический комплекс в каком-то приближении это просуществовало до начала 90-х. Переходный период на всех сказался по-разному – сырьевые предприятия эти годы лидировали, к середине 90-х восстановила свои мощности металлургия, в машиностроении что-то начинает происходить лишь в последние годы. Появились диспропорции в развитии и областей, и предприятий

Вывод первый: система, некогда замышлявшаяся как единое целое, во всех отношениях оказалась рассыпавшейся по отдельным элементам (исключение - связь “Курская магнитная аномалия (КМА) – Новолипецкий металлургический комбинат (НЛМК)”). Старые хозяйственные связи зачастую не восстанавливаются, но замещаются новыми, то есть происходит существенное изменение их структуры. Вследствие этого предприятия – осколки бывшей социалистической индустрии потеряли прежние хозяйственные ориентиры, что усилилось неприспособленностью их руководителям к складывающимся условиям.

Следующее наблюдение связано с финансовым кризисом 1998 года. Эффект 17 августа реально дал возможность промышленности и особенно машиностроению вздохнуть посвободнее: появился платежеспособный внутренний спрос. Что же произошло? После шока от разразившегося кризиса наступила эйфория от его последствий. Отечественная промышленная продукция востребована, спрос растет, и руководители производств начинают ставить задачи дозагрузки производственных мощностей и наращивания объемов выпуска. К таким же действиям и решениям приходят руководители предприятий, получивших экспортные контракты, ставшие особо выгодными после девальвации рубля. Но, как уже было сказано, прежней хозяйственной системы нет, поэтому работоспособность любого отдельного ее звена долго поддерживать невозможно – рубль не будет вечно столь “дешевым”, производственные мощности изнашиваются, конкуренция становится более жесткой.

Вывод второй: без целостного представления у руководства предприятия о том, чем следует заниматься в будущем, сегодняшний день станет не более чем передышкой.

Но существует ли это представление? Если посмотреть в целом и на ЦЧР, да и на другие регионы России, то в отношении осознания предприятиями своего будущего складывается, прямо скажем, на первый взгляд, не радостная картина. То есть мы видим зачастую либо всю ту же спортивную борьбу за объем выпуска с иллюзией, что так жить можно еще долго, либо ощущение отсутствия перспектив и существование с ожиданиями окончательного разрушения основных производственных фондов (причем, замечу - второй случай отнюдь не говорит о том, что у предприятия отсутствует платежеспособный потребитель).

Но все-таки существует большое число менеджеров промышленных предприятий, которые если и не видят картины своего бизнеса в будущем, то уже сознают всю необходимость “запуска” на своих предприятиях инновационного процесса. То есть с тем, чтобы обеспечить жизнеспособности бизнеса в будущем, необходимо, по их мнению, иметь возможность предложить принципиально новый продукт и иметь возможность его выпустить. Пока в абсолютном большинстве случаев, по моим наблюдениям, все в этом отношении держится на интуиции первого лица (лиц) предприятия. Большой проблемы в этом нет – главное, чтобы управляющие сознавали, что такой человек с доскональным знанием отрасли и интуицией должен обязательно быть на предприятии (если мы не можем или не желаем достичь результата по-иному). Способы же поиска перспектив у всех разные. Новые промышленные компании отталкиваются от маркетинга, ищут принципиально новую продукцию (как следствие - технологии под нее) и, если необходимо, пытаются воспитывать и приучать к ней потребителя. Традиционные промышленные предприятия пытаются восстановить связи с отраслевой наукой, воссоздать собственные конструкторские подразделения и получить тем самым конкурентное преимущество сегодня и, что самое главное, завтра, заключающееся в высокой скорости разработки и запуска в производство нового товара.

Общим, при этом, является одно свойство – наличие у предприятий, пытающихся осознанно вырабатывать стратегию своего будущего поведения на рынке, реальных собственников. Отсутствие реального собственника видимо и является наиболее существенной проблемой многих предприятий, особенно, в регионах. При этом отсутствие ярко выраженного собственника выдвигает проблему взаимоотношения с органами государственного и муниципального управления, которые все активнее пытаются вмешиваться в хозяйственную жизнь предприятий, что также часто отмечается первыми лицами предприятий. (Так, руководитель предприятия, вошедшего в крупный нефтяной холдинг, осторожно отмечает, что для области данный факт “большая потеря”)

Но наиболее важной проблемой упоминаемой руководителями предприятий является проблема износа основных производственных фондов. Отметим, что как проблему этот вопрос ставит большинство предприятий, особенно машиностроительных, но стандарты у всех разные – для кого-то стоит проблема реального физического разрушения оборудования, а для кого-то - проблема морального износа. В целом, можно заключить, что прогнозируемого пессимистами обвального разрушения производственной базы в стране вряд ли следует ожидать, – проблема действительно существует, но она по-разному проявляется в различных отраслях и на разных предприятиях и подчас оценивается субъективно. Например, нам как-то пришлось выслушать подобные жалобы от директора машиностроительного завода, имеющего средний возраст оборудования около пяти лет. Другой пример подтверждает неоднородность проявления данной проблемы в различных отраслях: по словам руководителя достаточно крупного нефтехимического предприятия, в этой отрасли приоритетен химический процесс, и цикл обновления собственно оборудования достаточно велик.

Помимо перечисленного, среди проблем часто упоминается также проблема привлечения инвестиционных ресурсов. Предприятия испытывают серьезные проблемы во взаимоотношениях с кредитными учреждениями (сопоставьте это, например, с избытком ликвидности в банковском секторе), существует тенденция использования для капитальных вложений накопленных собственных средств, либо отвлечения оборотных средств, с последующим финансированием их за счет краткосрочных кредитов. Данная проблема становится особенно актуальной в свете необходимости обновления основных производственных фондов и запуска инновационных проектов. Здесь хочется привести два достаточно ярких примера. Одно из приборостроительных предприятий выиграло инвестиционный конкурс, организованный администрацией своего региона и получило в результате возможность привлечения беспроцентного (!) государственного кредита в размере до 8 млн. руб. на пятилетний срок и … отказалось от него с формулировкой “мы не хотим увеличивать свою задолженность”. Предприятие продолжило политику осуществления небольших капитальных вложений за счет собственных средств. Грамотность менеджмента комментировать не будем, но отметим тот факт, что часть акций предприятия находится в областной собственности, а часть принадлежит трудовому коллективу, то есть, тот самый реальный собственник отсутствует.

Руководитель другого промышленного предприятия говорит буквально следующее: “За счет собственных средств можно решать очень маленькие вопросы, и если предприятие развивается за счет собственных средств, то это признак того, что оно развивается медленнее, чем должно…оно зарабатывает денег меньше, чем предлагает рынок”. Подобное расслоение менеджмента показательно, и ряд примеров можно продолжать дальше.

Закончим сдержанно-оптимистичным выводом. В промышленности формируется активное, ориентированное на развитие ядро, и его формирование связывается нами с процессом появления реальных собственников предприятий и повышения качества менеджмента российских предприятий.

Рекомендуем: консалтинговая услуга ИКФ "АЛЬТ" по стратегическому планированию для компаний и отраслей